Приемы: Закадровый голос

микрофон
Главная страница » Блог » Приемы:  Закадровый голос

Закадровый комментарий — один из спорных кинематографических приемов. Разбираемся, в чем опасность его использования, по каким критериям от него стоит избавляться, а в каких случаях можно эффектно применять. И да помогут нам Роберт Макки, Стэнли Кубрик и Мартин Скорсезе


Что такое закадровый голос

Фото: Victor Grigas Фото: Victor Grigas

Закадровый голос — сопровождающий экранное действие комментарий от лица автора истории, одного из ее героев или сторонних наблюдателей. Это один из самых спорных приемов, используемых в кино. Дело в том, что кинематограф родился как искусство визуальное, а значит, как считают многие, должен содержать, прежде всего, визуальные средства. Например, сценарный гуру Роберт Макки одно из правил сценариста формулирует так: «Показывайте, а не рассказывайте». Он называет закадровый комментарий «приемом для ленивых» и предупреждает, что при злоупотреблении он превращает фильм в «иллюстрированную аудиокнигу». Впрочем, это не означает, что на прием необходимо наложить табу, но очевидно, что он требует аккуратного обращения. Обратимся к мировому опыту, чтобы посмотреть, в каких случаях рассказ за кадром уместен, а когда с ним лучше не рисковать.

Как не стоит использовать закадровый голос

Можно удалить? Удаляем

Начнем с универсального и простого правила, сформулированного все там же Робертом Макки. Понять, нужен ли вам закадровый голос, сценарный гуру предлагает таким способом: «Спросите себя: „Если мне придется удалить закадровый комментарий из сценария, не будет ли моя история по-прежнему хороша?“ Если ответ отрицательный… оставьте все на своих местах. Как правило, мы следуем принципу „лучше меньше, да лучше“: чем более экономичен тот или иной прием, тем большее воздействие на зрителей он оказывает. Следовательно, от всего, что может быть удалено, следует избавляться».

Роберт Макки / Фото: Two Arts, Inc. Роберт Макки / Фото: Two Arts, Inc.

Если хотите конкретики, то можно выделить три основных случая, когда голосовой комментарий без сомнений «может быть удален»:

1. Когда закадровый комментарий дублирует экранное действие. Вы ведь не держите зрителя за дурака? Все, что вы хотите до него донести, он поймет и по визуальному ряду. Если, конечно, визуальный ряд выполнен адекватно вашим задачам.
2. Когда голос за кадром не дает глубины, дополнительного смысла, не добавляет информации об истории, конфликте или герое и его характере. Собственно, зачем тогда этот прием? Билли Уайлдер замечал по этому поводу следующее: «Остерегайтесь излагать закадровым комментарием то, что зритель уже и так видит. Добавляйте что-то новое с помощью закадрового голоса».
3. Когда закадрового голоса и так уже слишком много. Ни к чему добавлять в звуковой ряд фильма такой «белый шум».

В общем-то, все кажется просто. Или нет? Приведем примеры «правильного» закадрового комментария, когда без него история действительно была бы не так хороша.

Как стоит использовать закадровый голос

Экспозиция

Сцена из фильма «Семейка Тененбаум» (Уэс Андерсон, 2001)

Распространенная причина введения закадрового голоса — с его помощью можно кратко и доступно представить героев, обозначить место и время действия и сделать другие вещи, которые традиционно делаются в экспозиции. Также прием может работать в качестве «смычки» между актами или главами фильма. Если иные художественные средства будут слишком утомительны и сложны для зрителя, то закадровый голос действительно может выручить. Яркий пример — «Семейка Тененбаум» Уэса Андерсона, где закадровая речь сопровождает различные части повествования, емко и с юмором сообщая зрителю необходимую информацию.

«Ненадежный рассказчик»

Сцена из фильма «Барри Линдон» (Стэнли Кубрик, 1975)

Древний литературный прием — когда действие сопровождается комментариями так называемого «ненадежного рассказчика», придающего субъективную окраску истории. «Ненадежный» этот рассказчик из-за программной пристрастности. Большой вопрос: доверять ли ему? Прием этот особенно любил Орсон Уэллс (на многоголосии «ненадежных рассказчиков» построен «Гражданин Кейн»), но мы приведем пример из «Барри Линдона». Стэнли Кубрик ввел закадровый голос от лица инкогнито (мы не знаем, кто это — автор истории или ее герой, что придает особую интригу), сопровождающего историю крайне субъективными, эмоциональными замечаниями. Порой они даже противоречат тому, что мы видим, из-за чего рождается фирменная кубриковская ирония. По задумке режиссера, из синтеза слов рассказчика и того, что мы видим, формируется некая более-менее близкая к истине картина истории. Другой яркий пример — «Подозрительные лица» Брайна Сингера, где «ненадежный рассказчик» в лице героя Кевина Спейси всей своей историей, по сути, обводит вокруг пальца доверчивого зрителя.

Доверительность

Сцена из фильма «Большой Лебовски» (Братья Коэн, 1998)

Перейдем от «ненадежности» к доверию. Иногда закадровый голос используется, чтобы вызвать у зрителя большее расположение к истории и ее героям. Возьмите «Большого Лебовски». Приятный тембр и располагающая интонация явно умудренного жизнью человека, открытое обращение непосредственно к вам, красивые и размеренные рассуждения о философии жизни — трудно устоять перед таким, сразу как-то начинаешь проникаться и заинтересовываешься. Нечто подобное можно сказать и о «Страхе и ненависти в Лас-Вегасе» Терри Гиллиама. Голос обдолбанного Джонни Деппа сразу вызывает симпатию к лихим участникам психоделического трипа. И той же разновидностью закадрового комментария постоянно оперирует Мартин Скорсезе. Его герои как бы исповедуются перед зрителем, раскаиваясь, предостерегая и прося не просто внимания, но и понимания. Важный момент — тут герой должен быть действительно интересной личностью с интересной историей и манерой изложения.

Внутренний диалог

Сцена из фильма «К чуду» (Терренс Малик, 2012)

Мастером этой разновидности закадрового комментария можно назвать Терренса Малика. В любом его фильме звучит голос рассказчика (или нескольких рассказчиков), обращенный, судя по всему, к самому себе. По секрету всему свету персонажи делятся самыми сокровенными мыслями, переживаниями и рассуждениями о таинствах бытия. Получается своего рода кинематографический аналог того, что в литературе называется «потоком сознания». И как и в литературе, прием ослабляет сюжетно-фабульную конструкцию, способствует снижению динамики действия. В общем, спорная разновидность закадра, требующая особой осторожности. Не зря именно за нее Малику особенно крепко достается от критиков.

Интрига

Сцена из фильма «Бульвар Сансет» (Билли Уайлдер, 1950)

Закадровый голос может быть и, наоборот, мощным драматургическим инструментом создания интриги. Хрестоматийный пример — классический нуар Билли Уайлдера «Бульвар Сансет». Фильм начинается с трупа. Трупа рассказчика. Интригующе, не правда ли?

Контрапункт

Сцена из фильма «Славные парни» (Мартин Скорсезе, 1990)

Закадровый комментарий может расходиться с тем, что мы видим на экране, создавая своего рода контраст или контрапункт. Такое решение сделал Мартин Скорсезе в «Славных парнях». Главный герой рассуждает о высоком уважении к нему со стороны окружающих, в то время как зритель наблюдает за его ежедневной рутиной, состоящей из насилия и разбоя. Так авторы одновременной дают нам понять и специфический характер героя, и что собой представляет разудалый гангстерский мир, которому посвящена картина.

Закадровый голос дублирует действие

Сцена из фильма «Приговоренный к смерти бежал, или Дух веет, где хочет» (Робер Брессон, 1956)

И напоследок особенно интересный и сложный случай. Да, выше мы писали, что в закадровом голосе нет смысла, если он повторяет все то же самое, что зритель и так видит на экране. И почти всегда это действительно так. Но давайте обратимся к творчеству французского классика авторского кино Робера Брессона, а именно — к фильму «Приговоренный к смерти бежал, или Дух веет, где хочет». Все действие — подлинная история побега участника Сопротивления из застенков гестапо — сопровождается закадровым голосом, по сути, описывающим происходящее на экране. Согласно распространенной киноведческой трактовке, режиссер в деталях воспроизводит все события, чтобы таким образом зритель ощутил внутреннюю работу героя, деятельность его духа (потому и Брессона называют трансценденталистом в кинематографе). И дублирующий комментарий здесь нужен, чтобы это ощущение усилить. Менее серьезный пример — комедия Майка Миллса «Женщины XX века», где голос за кадром намеренно объясняет все происходящее на экране. Поклонники фильма объясняют решение тем, что это такое панк-кино, и авторы, следуя панковской традиции, ломают общепринятые кинематографические правила. В общем, если вы видите себя трансценденталистом или панком или панком-транценденталистом — смело используйте повторяющие действие голосовые комментарии. А вот если нет — остерегитесь.


Обложка: Jonathan Velasquez

Источник: https://tvkinoradio.ru/

 

Опубликовано 07.03.2018

Поделиться:

Вверх